2011.08.15 Его Университеты (Жеребцов) ЗВ

Заполярный вестник

15 августа 2011 г.

Его университеты

 

foto 2011.08.15 Его Университеты (Жеребцов) ЗВФото: Денис КОЖЕВНИКОВ

Текст: Беседовала Татьяна РЫЧКОВА

Заместитель директора корпоративного университета “Норильский никель” по учебной работе Владимир Жеребцов недавно отметил свой 55-летний юбилей. В разговоре с гостем “Заполярного вестника” выяснилось, что на службу в такие места попадают люди, прошедшие университеты в различных подразделениях комбината. Чтобы работать над теорией, нужно быть практиком.

– Владимир Александрович, вы начинали свою трудовую биографию автослесарем. И сейчас что-то в машине можете подкрутить?

– Конечно, и вожу, и ремонтирую – все сам.

– Откуда в послужном списке появилась аббревиатура ГМОИЦ?

– После того как я поработал автослесарем в ПАТП, а потом два года отслужил в армии, знакомая предложила пойти лаборантом в горно-металлургический опытно-исследовательский цех. Лаборант ГМОИЦ и просто лаборант – это разные вещи. Я работал в подземной лаборатории на руднике “Октябрьский”. Там хороший заработок был, и мы занимались наукой. Есть такое понятие, как горное давление, которое надо измерять и прогнозировать во время строительства рудников. Отсюда идут поиски новых систем разработки, взрывчатых веществ и так далее. Еще будучи лаборантом, я окончил Норильский вечерний индустриальный институт по специальности “горный инженер”, меня назначили начальником группы, потом начальником участка ГМОИЦ. После этого работал на руднике “Таймырский”, который только начинался, сначала рабочим, а потом пошел карьерный рост: горный мастер, зам. начальника, начальник участка. Провел под землей одиннадцать лет.

– Почему вдруг решили подняться на поверхность?

– Когда немного пошатнулось здоровье, ушел на научную работу в Норильский индустриальный институт. Занимался хоздоговорными тематиками для комбината, в частности закладочными работами. У меня был руководитель на горной кафедре – Александр Иванович Мохов, до этого главный “закладчик” комбината, строительство всех закладочных комплексов проходило под его руководством. И мы с ним занимались наукой.

– Ваши 22 научных труда и патент – по закладочным смесям. Смеси так отличаются друг от друга?

– Да, они разные. Есть щебень-цемент, есть ангидрит-щебень-цемент, нифелиновые смеси, сегодня хвосты идут в закладку, мы тоже начинали это прорабатывать. При подборе учитываются свойства горных пород.

– Не считали количество пустот, заполненных благодаря вашим разработкам?

(Смеется.) Нет, этого никогда никто не посчитает. Когда был горным мастером, считал каждую взорванную тонну, за миллион перешло – считать перестал.

Большие маневры идут постоянно

– Почему опять поменяли направление – стали преподавателем?

– Я же работал в НИИ, втянулся и в учебную работу. Стал ассистентом на кафедре, потом старшим преподавателем на горной кафедре. С тех пор постоянно общаюсь с молодежью, начиная с абитуриентов, слежу, как они последовательно развиваются, поднимаются все выше и выше, растут. Сегодня большая часть моих учеников уже начальники участков, отделов. А в 1995 году мне предложили перейти в новую структуру – был организован центр подготовки руководителей и специалистов. С тех пор постоянно работаю здесь.

– В университете вы разработали около 50 учебных программ, являетесь создателем системы предаттестационной подготовки по промбезопасности. Что это?

– Это программы подготовки, переподготовки работников, повышения квалификации руководителей, а система предаттестационной подготовки по промышленной безопасности была создана после выхода специального федерального закона №116-ФЗ об опасных промышленных объектах с особыми условиями работы, на комбинате таких очень много. Пришлось полностью разрабатывать данную систему. По счету она третья в нашем регионе. Сегодня в корпоративном университете ежедневно идут группы по промышленной безопасности, предаттестационной подготовке, после окончания теоретической части все сдают экзамен в территориальной комиссии. Процесс не останавливается ни на минуту, полностью налажен, все знают свои маневры.

– Владимир Александрович, это же вы стояли у истоков конкурсов профессионального мастерства, проводимых корпоративным университетом?

– Раньше конкурсы проводили сами предприятия. Когда мы были центром подготовки персонала, то взяли их под себя. Решили, что надо, чтобы это было зрелищно, что нужно привлекать СМИ. Сегодня у нас проводятся профессиональные конкурсы наставников под эгидой академии наставничества. Отвечает за это управление внутренних коммуникаций, мы у них “на подряде”. Основные моменты придумываем, рассматриваем места проведения. Недавно у нас прошли конкурсы бульдозеристов, аппаратчиков-гидрометаллургов, монтеров пути, следующими будут соревноваться крановщики. Выбираем основные, востребованные на комбинате профессии, чтобы люди обратили внимание, а дети, увидев, могли бы сказать: “Да, я тоже хочу быть пожарным, строителем, горняком, металлургом”. Мы же боремся за персонал. Чтобы привлечь его в компанию, нужно использовать все средства. В их числе профориентационная работа с горно-металлургическими классами. Каждый год мы организуем для всех школ по две экскурсии: одну непосредственно по университету, знакомим ребят с профессиями, с нашей базой, оборудованием, машинами, вторую – на производстве.

Для ребят постарше, студентов – участников “Профстарта” совместно с управлением по персоналу и социальной политике проводим целую программу мероприятий, знакомим молодежь с городом, компанией, помогаем им раскрыться, заявить о себе и после получения диплома связать свою профессиональную деятельность с Норильском.

Будет подземный класс

– Достаточно ли конкретных, практических знаний получают студенты вашего университета?

– В этом году в корпоративный университет пришел новый руководитель. Перед нами стоят очень большие задачи. Мы запланировали до 2012 года организовать подземный полигон на руднике “Ангидрит”, запустить подземный класс с новыми машинами в реальных условиях. Руководство компании нас поддержало. Я думаю, это будет очень интересный проект, который в будущем поможет нашим студентам быстрее и качественнее освоить профессию. На сегодня у нас теории больше, чем практики. А человек, который пройдет обучение на этом полигоне, сразу будет востребован на рудниках.

– Предвидятся еще какие-нибудь проекты такого типа?

– У нас на площадке никелевого завода уже есть свой учебный корпус. Там сварочная лаборатория на 12 постов, техника: настоящая ПДМ, настоящая буровая, бульдозер, компрессор. Установлено оборудование специально для лабораторных работ, тренажеры для арочного крепления, для имитации зарядки взрывчатым веществом. Вместо взрывчатого вещества мы используем обыкновенный песок, но оборудование такое же, как на руднике. У нас там специальная газораспределительная установка для энергетиков, специалистов ТВГС, есть кран-балки для проведения занятий стропальщиков, обучаем работе на передвижных электростанциях. Сейчас идет интенсивная работа над пятилетним планом. Мы прорабатываем заказ еще ряда машин и тренажеров, уже электронных, которые будем внедрять. Это электронный макет “пэдээмки” и буровой установки, крана “Либхерр”, учебные комплексы для металлургов. На сегодня у нас в лицензии около 300 наименований профессий – тех, которые востребованы в компании. Мы постараемся сделать все для того, чтобы научить наших студентов не только теории, но и практике. Производство ждет профессионалов, обученных, готовых к работе, которым не нужно объяснять, что делать. На сегодня нам приходится максимально задействовать в практике инструкторов производственного обучения предприятий. Если мы часть этой нагрузки переложим на себя, производственникам уже меньше надо будет тратить времени на новичков.

– Вы работаете с предприятиями, а какой-то отдельный гражданин может поучиться у вас в университете?

– Да, пожалуйста. Во-первых, мы работаем со всеми центрами занятости на Таймыре: и с дудинским, и с норильским. Они собирают группы из безработных, и мы проводим обучение, которое оплачивает государство. А если частным порядком, тоже пожалуйста. Человек придет, ему все объяснят, он заплатит деньги – в зависимости от продолжительности обучения от восьми до тридцати пяти тысяч рублей – и спокойно обучится на профессию. У нас стабильный прейскурант, который действует на протяжении четырех лет, а в этом году он снижен в среднем на 15 процентов. Не очень много студентов, которые приходят частным порядком, но они есть. Получить профессию выгодно. Никто никогда не возьмет на работу без документа о профессии.

Может быть, когда-нибудь

– Много ли таких университетов, как ваш?

– На территории Красноярского края очень мало подобных центров, которые учили бы именно профессиям. На сегодня это профессионально-технические училища, которые в перспективе ждет реорганизация по новому закону об образовании. Училища готовят специалиста за один год, мы такого же – за 3,5–4 месяца, то есть в два раза быстрее.

– Недавно вы отметили свой личный юбилей. Многие решают, что в 55 лет пора расставаться с Норильском. Не подумываете об отъезде?

– Я, конечно, задумываюсь о том, что, наверное, может быть, надо бы куда-то поехать, чтобы внуки могли приезжать на каникулы, но характер у меня не такой, моя жена говорит: “Что ты будешь делать в деревне на огороде?” Наверное, я не смогу там жить.

– Есть ли у вас увлечения, хобби после работы? Или работа занимает слишком много времени?

– Если честно, много. Очень люблю гулять по городу с женой, она у меня медсестра, работает в нашем бассейне. Любим выезжать на природу. Просто шашлык и отдых нас устраивают. В последнее время выезжаем в выходные и коллективом. У нас действительно уникальная природа, такой нигде нет.

– В отличие от многих вы не считаете Норильск временным пристанищем?

– Я здесь родился, в 16-м квартале, это моя родина и родина моих детей, внуков. У меня внучка есть, ей семь лет. Это тоже занятие на выходные. Пока я не представляю себя без Норильска. Я по долгу службы много ездил, был на разных предприятиях и в России, и за рубежом. Сегодня перспективы компании, планы развития Норильска представляют уникальные возможности для всех, кто хочет профессионально заниматься своим любимым делом. Это я могу сказать по себе, это я вижу по нашим ученикам.

8 way amplifier
Multiroom Amplifier